ИТМиВТ - Институт точной механики и вычислительной техники С. А. Лебедева РАН
Институт точной механики и вычислительной техники им. С. А. Лебедева РАН - научно-исследовательский институт в области информационных технологий, вычислительной техники и микроэлектроники
English
Главная страница Контактная информация Карта сайта и поиск
Об институте Решения Проекты Образование

В.И. Рыжов: «Сергей Алексеевич»

Когда Сергей Алексеевич начал развертывать свои работы по БЭСМ, я с большим увлечением занимался работами по созданию устройств, преобразующих аналоговые величины в дискретные и обратно. ИТМ и ВТ тогда руководил М.А. Лаврентьев. Я организовал небольшую группу инженеров, работающих над созданием такого рода специализированных машин. Она входила в состав лаборатории, руководимой С.А. Лебедевым.

Здесь мне хочется подметить одну ценную черту Сергея Алексеевича. Хотя он был полностью поглощен работами по созданию БЭСМ, он интересовался нашими работами, не ограничивая полет наших мыслей и поиск новых идей.

Незадолго до окончания работ по БЭСМ Сергей Алексеевич назначил меня своим заместителем по лаборатории, специально оговорив, что я имею полную возможность продолжить свои работы в области спецмашин. С этого момента я очень тесно работал с Сергеем Алексеевичем до конца его дней.

Особенно близкое взаимодействие с С. А. Лебедевым началось после того, как он согласился на выполнение Институтом работ по созданию вычислительных средств ПРО. Для этого была создана лаборатория, которой я руководил некоторое время. Приведу некоторый эпизод из начала работы по ПРО.

Экспериментальная система строилась на полигоне и на начальном этапе необходимо было решать много вопросов с проектировщиками и строителями непосредственно на объекте. Эту задачу Сергей Алексеевич поручил мне, совершенно не знакомому с тонкостями дипломатической игры при составлении различных планов и графиков. Попав на «высокое» совещание на объекте, я был поражен тем несоответствием между реальным состоянием работ и рассматриваемыми планами, и однажды высказал сомнение в возможности обеспечения холодом нашей машины в те сроки, которые предлагались. Надо сказать, что это выступление произвело некоторый шок на высоких членов комиссии, но на мое счастье руководил этим совещанием академик Н.А. Щукин, который в достаточно легком (академическом) стиле отметил, что товарищ Рыжов несколько неправильно оценивает обстановку, и продолжил обсуждение плана.

Вернувшись в гостиницу, я обратился к директору предприятия, которое должно было обеспечить нас холодом, с вопросом — каким образом он собирается выполнить утвержденный план, на что получил ответ — срок нереальный, но говорить об этом не надо.

Вернувшись в Москву я, конечно, рассказал об этом Сергею Алексеевичу. На что он, улыбнувшись, посмотрел на меня и произнес: «Владимир Иванович, не обращайте внимания на такие мелочи».

Это мудрое напутствие запомнилось мне на всю жизнь и неоднократно выручало меня в дальнейшей работе — я всегда концентрировал внимание на главном.

Приведу еще один факт из нашей полигонной жизни, характеризующий С.А. Лебедева как человека. Работы на полигоне развернулись в полном объеме, и Сергей Алексеевич начал лично участвовать в работах и совещаниях на полигоне. Следует немного рассказать о тех условиях, в которых мы тогда жили там. В качестве жилья нам был выделен один барак, в котором из удобств была подведена лишь холодная вода. Основные удобства были во дворе в виде помещения с ямой и дырками, до которых зимой даже добраться было затруднительно. Баня находилась на порядочном расстоянии в железнодорожном поселке. Питание, весьма посредственное даже по тем меркам, можно было получить в столовых, которые приходилось брать штурмом, чтобы что-нибудь получить. Естественно, что руководящий состав, как это было принято, был обеспечен значительно лучше: имел свою гостиницу с удобствами, был обеспечен хорошим питанием.

Когда на объект впервые приехал Сергей Алексеевич, академик, Герой социалистического труда, наше предложение было разместить его в соответствующих условиях. На что он четко ответил — «я буду жить с вами». Из-за тесноты в бараке мы не смогли выделить отдельную комнату, и он жил вместе с Бурцевым и со мной в маленькой комнате, где кроме трех кроватей, тумбочки и стула ничего нельзя было поставить.

Питание Сергею Алексеевичу мы обеспечивали следующим образом: заранее приезжали к столовой, занимали место у входной двери и, оставив Сергея Алексеевича в сторонке, готовились к штурму. Когда персонал столовой открывал двери (едва успев отскочить от них), мы врывались в столовую, занимали места и потом усаживали Сергея Алексеевича.

Но больше всего меня поразило, что, когда Григорий Васильевич Кисунько, не обнаружив Сергея Алексеевича в расположении руководства, как-то обратился к нему с предложением переселиться в гостиницу, Сергей Алексеевич коротко ответил: «Спасибо, я с ребятами».

Только значительно позже, пройдя хорошую школу жизни, я смог в полном объеме оценить эти великие качества скромности, коллективизма в лучшем понимании, которыми был наделен этот выдающийся ученый.

Следует отметить, что не взирая на ряд трудностей, он сумел улучшить нашу жизнь на полигоне и решил основную задачу организации питания наших сотрудников и, в конечном итоге, обеспечил всех нас качественным жильем.

Мне, конечно, трудно в полной мере оценить роль Сергея Алексеевича в развитии института, но я считаю, что он, совершив революционный переход от непрерывной техники к дискретной, создал уникальный коллектив сотрудников, способный решать сложнейшие задачи создания суперЭВМ, в то время стоящих на уровне мировой вычислительной техники и в ряде случаев превосходящих ее.

Столкнувшись впоследствии в своей работе с людьми из министерств и ведомств, с их методами работы, отношением к людям, откровенным чинопочитанием, еще больше оцениваешь действительную скромность, порядочность и трудолюбие этого великого ученого — Сергея Алексеевича Лебедева.

 

© 1948—2016 «ИТМиВТ»
Версия для печати Контактная информация